Катя

23.01.2020
1100

Мне 38, а самой старинной дружбе в моей жизни - 36 лет. Есть человек, с которым я дружу с ясельной группы детсада. Конечно, это больше похоже на фантазию – но мне кажется, что я даже помню момент нашей встречи. Впрочем, оставим фантазии и перейдём к фактам.

Катя - тихая и приличная девочка. Она вместе с мамой-папой и бабушкой-дедушкой живёт в большом доме на опушке леса. Катя исправно посещает детский сад на протяжение полугода, когда туда прихожу я.
Как об этом случае отзываются наши воспитательницы: «Катя была милым тихим ребенком, пока не появился этот мелкий бес!» Кто еще не понял, мелкий бес -  это я, Вера. Всем привет!

И понеслась! Мы были счастливы до умопомрачения! Из упаковки для мармелада строили домики для бабочек, гоняли на самокатах, собирались совершить побег из детсада в лес, придумывали ТВ-передачу, делали тайники в обшивке старого катера, изводили одну деваху из старшей группы (Оля, прости нас)!
Затем мы пошли в первый класс.

Почему-то Катина бабушка была против нашей дружбы – считалось, что я дурно на Катю влияю. Честно говоря, смутно понимаю, почему. Наши дедушки работали в нашей же школе и очень дружили (мой – учитель русского, Катин – географии), обе мы были отличницами в обеих наших школах, да и было нам всего по 6 лет.
Но справедливости ради надо сказать – стоило нам, таким примерным отличницам, оказаться за одной партой (а все наши устремления были направлены на это), как урок был гарантированно сорван.

Мы вели себя, как любовники из французских фильмов – пользовались любой возможностью, чтобы сбежать ото всех и оказаться вдвоём. У нас была масса дел! Мы искали и сдавали бутылки мрачной толстой алкоголице из пункта приёма стеклотары, сидели в угольной яме, рискуя своими пальто и прячась от учительницы Зинаиды Ивановны, собирали семена космеи (по задумке, планировали извлечь из неё смертельный паралитический яд), катались на нотных папках с горки. Как-то раз Катя подала идею – бежать на Сахалин, чтобы найти там 12 статуй апостолов, отлитых из золота в полный человеческий рост. Потом мы организовали тайное общество «Опустошение», девизом которого было «Зырить, зырить и всё тырить». Построили погреб, чтобы хранить там в песке морковку и картошку – независимость от дома пьянила нас, как бургундское - д’Артаньяна. О, как счастливо я смеюсь, когда пишу всё это!

Наша бурная дружба прервалась совершенно абсурдным образом. Я перешла в другую школу, Катя переехала в город, и одновременно с этим во всём нашем посёлке произошла массовая замена телефонных номеров.
Мы потерялись на несколько лет, в течение которых  я успела уехать в Москву. Появились соцсети. Я зарегистрировалась в «Одноклассниках» и периодически серфила в интернете, стараясь отыскать Катю. Всё было безуспешно. И вдруг в один прекрасный день сообщение. Неужели? Да, от Кати! Привет, говорит, ну что ты там. Приезжай, отвечаю. И хотя я уже давно жила в Москве и приглашала всех своих друзей ко мне явиться, Катя оказалась первой, кто легко и просто моё приглашение принял.

Накануне Катиного приезда у меня начался роман. Красивый нордический блондин Дима, с которым мы ночь напролёт пили вино в ванне с клубничной пеной, спит в моей квартире. Я, со звенящей от недосыпа и шампанского головой, вскакиваю от звонка будильника зябким мартовским утром и мчусь на вокзал.
В метро малолюдно. Я немного дрожу от утреннего холодка, адреналина, нехватки сна и невыветрившегося шампанского. Скачу наверх по эскалатору, задыхаясь, с бьющимся сердцем, вылетаю на перрон в своём разлетающемся пальто.

Конечно, я опаздываю. Поток пассажиров уже схлынул. Я бегу, поскальзываясь и чертыхаясь, и каким-то шестым чувством замечаю, что где-то далеко на перроне, нахохлившись, в неверном свете мартовского утра, стоит моя грустная подруга.
Катя! – кричу я на весь вокзал! - Катя!!!!

Она видит меня и мгновенно её лицо светлеет, словно на нём восходит солнце. И такая волна нежности захватывает меня, что я останавливаюсь и с облегчением разражаюсь светлыми, дождеподобными слезами на перроне Белорусского вокзала. Во мне столько чувств, что слои реальности начинаю перекрывать друг друга, и я никак не могу сообразить – то ли это эшелоны бойцов прибывают в Москву из Берлина, то ли Анна Каренина бродит где-то рядом, то ли просто я снова рядом с кем-то очень дорогим. Катя по-свойски, невозмутимо подходит и говорит своё коронное «Ну что ты ревёшь», и я сквозь слёзы смеюсь, смеюсь, смеюсь своему товарищу по всем безумствам мира! Мне снова 5 лет!

Мы идём гулять. Сыро, ветрено, суровые тучи - всё негостеприимство мартовской Москвы к нашим услугам. Мы завтракаем в ГУМе, и в тёплом душистом зале, когда сырники пышные и ароматные, и ничто не предвещает, вдруг слёзы появляются уже в её глазах. «Верьян, - говорит мне она, - неужели я сижу с тобой здесь?»

Сейчас это почтенная мать двоих дочек, самый приземленный человек на планете, кардинально далёкий от всяких там астрологий и прочего мракобесия, которые населяют мой мир. Где-то на задворках сознания у меня содержится информация о том, что моё дело всей жизни для Кати чуждо. Но в ней есть столько естественного уважения ко мне, что я знаю – она никогда не усомнится в том, что я молодец. И знаю, что мы останемся друзьями до конца жизни.
Стоит ли говорить, что это кармические отношения? И не передать, до чего я рада, что мой верный друг десантировался в нашу реальность в нашем маленьком поселке. Без Кати моё детство было бы в разы тусклее, а жизнь потеряла бы немалую толику радости.

А в вашей жизни есть место такой долгой и безоблачной дружбе? Помните свою первую встречу? Где ваши друзья теперь? Я знаю, как вам интересна тема кармы и прошлых жизней. Поэтому приглашаю вас на открытый вебинар по астрологии «Карма и прошлые жизни». Вебинар состоится 26 января в 19:00. Запись по ссылке https://astrocourse.veranurdinova.com/karma

Чтобы улучшить работу сайта, мы используем файлы cookie. Продолжая использовать сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie. Согласен